Сейчас ехать в Москву все равно, что добровольно сесть в зону?

Могу сказать, что в Москве я бывал часто. Одно время даже работал там несколько лет, проводя половину своего времени там, когда у нашей фирмы было там постоянное представительство. Знаю Москву достаточно хорошо, хотя мне никогда там не нравилось. Сначала из-за суеты, скоплений людей и шума. Потом пришло понимание того, что МОСКВА -ЭТО БОЛЬШАЯ КАССА, где у всех принимают деньги, но чек и услуги выдают далеко не всем…

Давно забыты детские воспоминания о чистой и просторной столице, где все улыбаются и каждый может сказать, что песня: «А я иду, шагаю по Москве» полностью соответствует действительности. Помню Москву девяностых, где я тоже чувствовал себя вполне уверенно. Как на старом МКАДе стояли бензовозы. Как в гостинице «Украина» появились впервые карты вместо ключей, и как брянские парни приспособились, сняв люкс и заплатив за  сутки, жить там несколько дней, оставляя кого-нибудь балдеть в номере , чтобы открывал  дверь после блокировки карты. Впрочем, претензий им никто не предъявлял, хотя уже тогда ходили слухи о группировках, которые подминали под себя и эту, и другие московские гостиницы… А стройные ряды проституток вдоль основных московских улиц? Все это продолжалось до начала нулевых. В окно я имел счастье наблюдать работу милиции с такой точкой возле Дорогомиловского рынка. Постоянно подъезжал к ним тот же уазик с ментами с Автозаводской, которые так рьяно «боролись» с отсутствием регистрации…

Было время боевых машин восьмерок да девяток, потом постепенно стали проскакивать БМВ и джипы…

Сейчас я даже на знаю в какой момент случилось,  что мной Москва  стала восприниматься как город — зона?

В нулевых «сбор» денег с приезжих «за отсутствие регистрации» для московской милиции стал традиционным заработком. А тем, кто «не понимает» и платить отказывается, «светит» для начала поездка в отделение, а потом — отсидка в «обезьяннике». Вот отрывок из  ставшей легендарной статьи «Лужковские ублюдки бесчинствуют на улицах Москвы» , которая обошла мировые СМИ. Тогда я впервые попал в списки правозащитных организаций как журналист, столкнувшийся с произволом и беспределом власти. Вот небольшой отрывок из неё:

В субботу, 27 декабря 2003, подобный случай произошел с журналистом и главой РИА «Наш Мир» Николаем Виткевичем. Отправившись за новогодними подарками, около 15.30 в переходе к Супермаркету, на Тульской, он был остановлен милицией для проверки паспорта.

Милиционер (он, к слову, не представился, что противоречит правилам, но, как потом выяснилось из рапорта в ОВД, это был сержант Нефедов (Даниловское ОВД), нагрудный знак 4740 (номер «бляхи» пришлось узнавать тоже практически насильно)), проверил паспорт. Г-н Виткевич поинтересовался причинами проверки, и тут проверяющие стали требовать регистрацию. Таковой у Николая Виткевича (понятное дело, приезжего) не оказалось, а поскольку он не посчитал нужным «отстегнуть» милиционеру, г-н Нефедов решил, что вправе задержать журналиста и отправить его в ОВД для дальнейшего разбирательства.

Около часа пришлось дожидаться УАЗика, который бы доставил задержанного в Даниловское ОВД на Автозаводской. Пока ждали машину, сержант продолжал «делать бизнес», однако когда Виткевич стал громко интересоваться «за что задерживают людей», видимо, чтобы не привлекать внимания и избежать скандала, тот всех распустил. Весь процесс Николай Виткевич снимал на мобильный телефон, на что сержант пригрозил разбить камеру. Самое интересное началось, когда задержанного привезли в отдел: сам факт задержания вызвал удивление, перед Николаем Виткевичем долго извинялись как старшие офицеры, так и дежурный, обозвавший подчиненных нецензурным словом.

Конституционный суд неоднократно признавал московские правила регистрации нарушающими Основной закон страны. После чего администрация Лужкова принималась «сглаживать углы», внося поправки в московское законодательство. И буквально тут же выпускались новые документы, указания и инструкции, возвращающие положение дел на круги своя. На оформление регистрации можно было бы махнуть рукой – добровольно-уведомительный характер процедуры (согласно Конституции) сие допускает. Проблема в том, что без регистрации в Москве человек перестает таковым быть.

Но и к этому, и ко многому другому, включая подлую привычку без хамства и грубости, ласково улыбаясь ,тебя кинуть, можно приспособиться, правила игры таковы. Но теперь, несмотря на множество нововведений, ухоженные парки, двухэтажные аэроэкспрессы с вайфаем и туалетами, заведениями общепита на любой вкус и прочими приятными вещами, в Москве появилось что-то такое, что внушает мне отвращение, до блевотины оскорбляет и унижает любого нормального человека, который ещё не оскотинился до плюшевого состояния.

В принципе, Москва в этот раз для меня была просто пересадкой в самолет по дороге на спортивный фестиваль, не более…

Но при этом за время этой пересадки меня обшмонали четыре раза подряд. На выходе из вокзала, на входе в метро, в аэропорт и на посадке. Обратная дорога выглядела аналогично. Ну с аэропортом понятно и в принципе приемлемо, а первые два раза зачем?

И это всё с постоянными, но бессмысленными рамками, обысками и шмонами в супермаркетах типа «европейского», метро и выставочных центрах.

Потом были подбросы наркотиков журналистам и массовые избиения мирных людей на улицах Москвы, которые лишь хотели честных и прозрачных выборов.

А ведь все это было ещё до эпидемиологического беспредела…

Как пандемия может затронуть права человека вообще и в Москве в частности?

Любой вирус, даже такой как COVID-19, наносит ущерб нашему благополучию, но не нарушает наши права человека. Он явно влияет на возможность пользоваться нашими правами, но вирус нельзя привлечь к ответственности.

В конечном счете обязанность уважать, защищать и обеспечивать права человека лежит на государстве. Это одновременно юридическая и практическая ответственность. Если представители власти борются с эпидемией политикой и мерами, которые неоправданно затрагивают наши права и свободы — это нарушение прав человека. Если они  не выполняют должным образом обязательства по защите нас от предотвратимого ущерба, связанного с эпидемией, это тоже нарушение прав человека.

Тут уж мэр Москвы Собянин проявил себя со всех сторон — от нарушающих права москвичей пропускных режимов до  дискриминации людей по возрастному признаку (эйджизме).

Что ждет жителей и гостей Москвы дальше?

You may also like...

Подпишитесь на новости!