Юрист Станислав Белышев: «Не хочу связывать себя с властью, обманывающей народ»

Станислав Валентинович, чем вызвана ваша добровольная отставка из территориального органа Росздравнадзора по Брянской области?

В системе государственной и муниципальной службы мне довелось работать более двадцати лет. Решение уйти с чиновничьей должности назрело не в одночасье. Если говорить на чистоту, то не хочу работать во власти, обманывающей свой народ. Клялись не повышать пенсионный возраст, но повысили. Обещали не трогать Конституцию Российской Федерации, теперь скоропалительно вносят зачастую нелепо сформулированные изменения, направленные «заодно» на усиление личной власти и продление полномочий Президента В.В. Путина.

Система здравоохранения и в России в целом и в Брянской области сегодня оценивается оппозиционной общественностью весьма критично. Вы теперь не связаны этическими обязательствами с властью и можете говорить откровенно. Что здесь главное?

Одним из главных показателей уровня жизни населения, на мой взгляд, является его численность (исключением остаются мусульманские страны, в которых запрещены аборты). Она снижается как в целом по стране, так и в Брянской области. Это означает, что власть не создает благоприятные условия для расширенного воспроизводства народонаселения, попросту говоря, для жизни людей. Уезжают из России, из области в поисках лучшей доли, а смертность превышает рождаемость, которая тоже сокращается. Я попытался проанализировать данные о динамике численности взрослого населения в Брянской области на основе данных о количестве избирателей на сайте Избирательной комиссии Брянской области. Приведенная ниже таблица свидетельствует о значительных потерях. С января 2011 г. по январь 2020 г. Брянская область потеряла 54722 избирателя. Только за период руководства областью последним Губернатором А.В. Богомазом (с 09.09.2014 г.) — примерно 40 тысяч избирателей. В отдельные годы темпы убывания превышали 9 тыс. избирателей в год.

ЧИСЛЕННОСТЬ ИЗБИРАТЕЛЕЙ В БРЯНСКОЙ ОБЛАСТИ

На 1 января 2011 г. 1042224 ТЕМПЫ УБЫВАНИЯ
На 1 июля 2011 г. 1040027
На 1 января 2012 г. 1040529 1695
На 1 июля 2012 г. 1042697
На 1 января 2013 г. 1038774 1755
На 1 июля 2013 г. 1036311
На 1 января 2014 г. 1034628 4146
На 1 июля 2014 г. 1027780
На 1 января 2015 г. 1025305 9323
На 1 июля 2015 г. 1021107
На 1 января 2016 г. 1017879 7426
На 1 июля 2016 г. 1014351
На 1 января 2017 г. 1012865 5014
На 1 июля 2017 г. 1007921
На 1 января 2018 г. 1003447 9418
На 1 июля 2018 г.  997135
На 1 января 2019 г.  994839 8608
На 1 июля 2019 г.  990671
На 1 января 2020 г.  987502 7337

Это что касается взрослого населения. Но ведь в области уже который год продолжается падение и детской рождаемости. Вот ежегодные данные, рассчитанные на основе официальной формы ежемесячной отчетности о младенческой рождаемости и смертности в Брянской области.

МЛАДЕНЧЕСКАЯ РОЖДАЕМОСТЬ И СМЕРТНОСТЬ В БРЯНСКОЙ ОБЛАСТИ

ГОД МЛАДЕНЧЕСКАЯ РОЖДАЕМОСТЬ МЛАДЕНЧЕСКАЯ СМЕРТНОСТЬ
2016 13543 104
2017 11613 87
2018 11321 43
2019 10041 36

Такая ситуация и в целом по стране. Простым увеличением размера материнского капитала ее не исправить. Нужны кардинальные изменения в жизни обществе, его экономической и социальной сферах, образовании и здравоохранении. Основным объектом государственных инвестиций должен стать человек. Нужна и другая власть, осознающая эту необходимость. А пока что Федеральная служба по контролю и надзору в сфере здравоохранения своим письмом от 04.10.2019 г. взяла, да и закрыла отчетную форму № 598 «Снижение показателя младенческой смертности», видимо, чтобы не портить статистику по рождаемости.

Но все представлено так, что государство немало делает для снижения младенческой смертности, создало по стране сеть перинатальных центров…

Как мне представляется, несмотря на огромные затраты, перинатальная медицина не стала решающим фактором снижения младенческой смертности. Главная причина: падает рождаемость, снижается и смертность.

Поговорим о Брянском перинатальном центре?

О Брянском перинатальном центре, функционирующим в составе ГАУЗ «Брянская городская больница № 1» сказано и написано уже было немало. Дело как-то стразу не заладилось… Были нарушены сроки ввода в эксплуатацию перинатального центра. Здесь нужно отметить принципиальную позицию руководителя территориального органа Росздравнадзора по Брянской области Рябишина Михаила Васильевича. Были проведены ряд проверок, по итогам которых к административной ответственности за неисполнение предписания по срокам ввода в эксплуатацию в виде реального штрафа был привлечен Департамент строительства и архитектуры Брянской области. Кстати возглавляла его тогда нынешний сенатор Совета Федерации Г.Н. Солодун. Не могу понять за какие настоящие заслуги делает карьеру эта стародубская знакомая Губернатора А.В. Богомаза и председателя облдумы В.И. Попкова?

Странным мне показалась и то, что перинатальный центр до недавнего времени, во всяком случае, не имел собственной бактериологической лаборатории. При помпезном открытии центра Президент В.В. Путин отметил (привожу цитату с официального сайта Правительства Брянской области):

«Когда мы сюда приехали, губернатор говорит: это перинатальный центр, а напротив- наша больница, заодно и ее отремонтировали. Понимаете? Но так происходит почти везде. Заодно и что-то другое сразу рядом. А потом и все остальные, понимая и видя, что происходит, постепенно начинают подтягиваться к общему уровню».

У меня волосы дыбом встали. Это что же выходит, за счет средств государственной программы строительства перинатальных центров фасад главного корпуса БГБ № 1 отделали? Так это же нецелевое использование средств, уголовное наказание за которое предусмотрено статьей 285.1 УК РФ. А для Президента России это всего лишь «заодно»?

Но поразило и другое: на фасадный ремонт деньги нашлись, а на бактериологическую лабораторию – не хватило. Правда, говорят, что заключены договора на бактериологические исследования с другими медицинскими учреждениями. Но здесь же теряется важный элемент оперативности.

Это как-то связано с гибелью 11 младенцев в перинатальном центре в апреле-мае 2017 года?

Я не медик и утверждать данную зависимость не берусь. Но общеизвестно, что в лаборатории, в том числе, должны проводиться исследования на предмет возможности использования тех или иных антибиотиков в зависимости от индивидуальных особенностей человеческого организма. Вам, к примеру, подойдет один препарат-антибиотик, а мне другой. А если без анализа применять то один антибиотик, то другой, то не исключено распространение грибковой инфекции. Антибиотики – это же питательный бульон для того же кандидоза.

Да ведь как раз в организме умерших детей и была установлена грибковая инфекция…

Комиссией территориального органа Росздравнадзора по Брянской области была проведена проверка, в результате которой установлено существенное снижение внутреннего контроля в БГБ № 1 в связи со смертью младенцев.

Посудите сами. По каждому факту смерти младенца, должно проводиться расследование в медицинском учреждении (внутренний контроль) и в департаменте здравоохранения Брянской области (ведомственный контроль). Однако протоколы врачебной комиссии по случаю смерти были представлены лишь на двенадцатый день работы комиссии, что свидетельствует о несвоевременности их составления. Составлены протоколы были впопыхах, что называется «на коленке». Протоколы без дат и учетных номеров, с пропечатанными фамилиями, но частично без подписей, или, наоборот, с подписями, но без указания фамилий. Не соблюдение порядка внутреннего контроля качества и безопасности медицинской деятельности – это грубое нарушение лицензионных требований. Любопытно, что в уже упомянутой выше отчетности по младенческой смертности факты проведения расследования в БГБ № 1 и департаменте здравоохранения Брянской области не отражены ни в одном из одиннадцати случаев. Так было ли действительно серьезное оперативное расследование случившегося? Судья Бежицкого суда г. Брянска Е.В. Морозова назначила учреждению здравоохранения административное наказание в виде штрафа в размере 75 тысяч рублей. Правда, затем судья Брянского областного суда Н.А. Богородская данное постановление отменила без достаточных, на мой взгляд, оснований. В ходе судебных рассмотрений представителями БГБ № 1 были представлены уже совсем другие исправленные протоколы медицинской комиссии. Не является ли данный факт по существу должностным подлогом? И потом, отчетность не исправишь. Так где же правда? Известно ли о ситуации с протоколами областному следственному комитету, изучавшему материалы по факту смерти 11 младенцев? Вопросы остаются. Но, во всяком случае, в дальнейшем все факты младенческой смертности подвергались расследованию (судя по отчетности) во всех медучреждениях и департаменте здравоохранения Брянской области. Росздравнадзор научил.

Сложной остается и ситуация со своевременным лекарственным обеспечением отдельных категорий граждан за счет бюджетных средств.

Только за минувший 2019 год в адрес организаций здравоохранения территориальным органом было направлено 59 предостережений практически полностью по вопросам лекарственного обеспечения, 32 из них в адрес департамента здравоохранения Брянской области. Там целый отдел этими вопросами занимается. Ответы на предостережения приходят порой с запозданием. А телефоны молчат. Скажите, если сотрудники Росздравнадзора не могут дозвониться до областных управленцев, что же говорить о нуждающихся гражданах?

Да и сама форма профилактики правонарушений в виде предостережений малоэффективна. Вам могут ответить на предостережение, а могут и не отвечать, или ответить с нарушением установленного двухмесячного срока. Административная ответственность в этом случае не предусмотрена.

Когда сталкиваешься с жалобами пациентов на медицинское обслуживание, невольно рифмуется врачи-рвачи, которые в государственном учреждении на тебя даже не взглянут и диагноз поставят «от балды», что называется, но те же специалисты в платной частной клинике проявляют и обаяние, и заботу, и внимание, и высокие профессиональные навыки.

К сожалению, нельзя не согласиться в вами. И все же, в жизни мне попадались врачи, которые буквально ставили меня на ноги, излечивали от недугов, обеспечивали сохранение физической активности. Начиная с бежицкого участкового врача-педиатра Морозовой Елены Павловны, лечившего нас в детстве – и меня, и жену, и даже сына. Да на нее в округе все молились! А скольким и ныне практикующим врачам я благодарен? Помню, когда неожиданно подкрался артроз, то один врач развел руками, а другой в результате длительного и грамотного лечения полностью восстановил подвижность сустава. Поэтому, когда я по стечению обстоятельств в чистую обыграл в настольный теннис первого горе-лекаря, то он даже не поверил, что это его бывший пациент. Если начну называть пофамильно, боюсь, это не улучшит моим замечательным врачам жизнь и не поспособствует карьере, ведь бездарности от медицины, дорвавшиеся до власти, завистливы и не простят благодарность пациента-оппозиционера. Больных нужно готовить не к инвалидному креслу, а к полному выздоровлению, ставя перед собой и перед ними сверхзадачу!

Вот, говорят нам, Сеченовский медицинский университет в Москве, возглавляемый нашим земляком, активно принимает на обучение молодых жителей области. Создали даже в Брянске предуниверсарий для подготовки будущих медицинских кадров. Дело хорошее, но формирование медицинских кадров по принципу землячества не годится. Здесь другие критерии должны быть поставлены во главу угла – наличие среднего медобразования, имеющийся опыт работы, талант, отношение к пациентам… Жалеть нужно больных, как минимум. Сергей Петрович Боткин своему сыну, тоже врачу, говорил: «Больного нужно любить, только тогда и можно лечить его, а если не любите, то не лечите, а передайте вашего больного другому врачу». «Блатные» детки местных руководящих работников для этого мало подходят. Воспитание не то.

Ну, здесь можно с Вами и поспорить. «Сын за отца не отвечает», — это еще Сталин говорил… И все же, отношение к больным просто ужасает. Там очередь на запись к врачу, там плесень на стенах в больничной палате. Там тебя врач не примет, а то и вовсе обматерит.

Мне ведь приходилось помимо решения юридических вопросов, еще и заниматься мониторингом жалоб пациентов, попадающих в СМИ. Согласен с Вами, случаются просто чудовищные вещи. То на гинекологическое кресло женщине вместо медицинской салфетки, подстелют пару листов печатной бумаги, то больная и вовсе упадет с кровати, потому что разорвавшаяся от износа сетка перевязана бинтами на скорую руку. То женщина в травматическом шоке после ДТП с переломом руки два часа слушает матерящихся врачей скорой помощи, пытающих ее о персональных данных для записи в журнале. А она обезумела от боли, и ничего толком не в состоянии ответить. То на гемодиализ больную доставить не могут. Нет машины, приспособленной для транспортировки колясочников.

Ваш последний материал «Ветерана бросили в АД городской больницы № 2 Брянска» ужасает. Такое положение дел и в других больницах. Отставка главврача Хлиманкова, «стреляного воробья» Бардукова и курирующего заместителя Губернатора Оборотова должна быть немедленной. Но для них — «все божия роса».

Или в той же БГБ № 1, фото человека, лежащего на полу приемного покоя, и другого, тоже лежащего на асфальте на территории больницы. Зато фасад, действительно, красивый получился. Да ведь, это ты сегодня главный врач, а завтра уволят тебя, не поможет тебе никакое «едро». И будешь ты тихо помирать, лежа на асфальте своей же только уже бывшей больницы. И никто тебе не поможет и не спасет. «От тюрьмы и от сумы не зарекайся». Нужно все примерять на себя.

О бывшем руководителе Федеральной службы по контролю и надзору в сфере здравоохранения М.А. Мурашко, пересевшем в кресло министра здравоохранения Российской Федерации, Фонд борьбы с коррупцией Алексея Навального рассказал немало интересного. Но вот в последнем обращении к работникам Росздравнадзора Михаил Альбертович так и не удосужился рассказать о реальных достижениях контрольно-надзорной службы. И не потому, что их нет, скорее потому, что его волновали, очевидно, другие приоритеты. Пафосность заменила в данном случае серьезный критический анализ работы Росздравнадзора.

Но давайте вернемся к состоянию контрольно-надзорной системы в сфере здравоохранения. Какие здесь проблемы? Что мешает эффективно осуществлять свою деятельность?

Здесь позвольте не согласиться с Вашим последним утверждением. Территориальный орган Росздравнадзора по Брянской области все же вопреки существующим проблемам в целом сохранял способность обеспечивать контроль и надзор за соблюдением законодательства в сфере здравоохранения.

Но проблемы действительно есть. И проблемы серьезные.

Правительство установило порядки оказания медицинских услуг, включая стандарты оснащенности медицинских кабинетов необходимым оборудованием и медицинскими изделиями по различным профилям оказания услуг «педиатрии», «гинекологии», «неврологии» и так далее. Однако, финансовое обеспечение закупок необходимого оборудования, изделий возложено на бюджеты субъектов Российской Федерации. В результате «денег нет, но вы держитесь». Нарушение законодательства, таким образом, практически неизбежны. Если право граждан России на медицинское обеспечение, является их конституционным правом, то здесь не должно быть зависимости от статуса субъекта – донора или реципиента, Москвы или Брянска, Петербурга или Дагестана. Финансовое обеспечение прав граждан в сфере здравоохранения должно стать бюджетным обязательством Российской Федерации!

Реально проверке подвергаются лишь лицензионные требования, касающиеся квалификации, штата медицинских работников, тех же стандартов оснащенности. Анализ последовательности и правильности действий врача, в том числе при постановке диагноза заболевания и назначении лечения остается за кадром.

И в чем причина?

Посудите сами. В территориальном органе на штатной основе работало всего 10 специалистов, из них только два профессионала с высшим медицинским образованием, включая руководителя. Еще три специалиста с фармацевтическим образованием. Это более чем на 800 подконтрольных и поднадзорных медицинских и фармацевтических организаций.

В юрисдикции Федеральной службы по контролю и надзору в сфере здравоохранения порядка 25 статей КоАП об административной ответственности, но реально проверки проводятся не более чем по 10 составам. Вне поля зрения Росздравнадзора остается, в том числе, оборот наркотических и психотропных средств, и составляющих их прекурсоров, курение табака, конфликт интересов при осуществлении медицинской и фармацевтической деятельности, недостоверное декларирование соответствия продукции.

При этом, не смотря на высокий уровень квалификации небольшого коллектива специалистов, при проведении проверок допускаются непозволительные нарушения.

При проведении плановой проверки субъекта малого предпринимательства ООО «Медицинская компания ДЛК» начальник отдела контроля и надзора за обращением лекарственных средств и медицинских изделий Е.Н. Куриленко в нарушение приказа о проведении проверки запросила дополнительные документы. В результате формального отношения со стороны лица, проводившего проверку, арбитражные суды нескольких инстанций отказали в привлечении организации к административной ответственности, а на контролирующий орган были возложены судебные расходы в размере 135 тыс. рублей.

При проверке ГБУЗ «Жуковская межрайонная больница» по формальным основаниям было приостановлено использование крайне необходимого для постановки квалифицированного диагноза рентгеновского диагностического комплекса «КРД –ПРОТОН», на учреждение здравоохранения был наложен административный штраф. В результате обжалования данного решения Жуковский районный суд отменил постановление территориального органа и вынес медицинскому учреждению устное замечание по малозначительности, которое административным наказанием не является.

Теперь дело в результате проверки рассматривается в Арбитражном суде Брянской области. «Много шума из-за ничего». Но ожидаемая экспертиза комплекса может обойтись в 200-300 тыс. рублей.

Кому нужны такие проверки, изображающие бурную деятельность Росздравнадзора?

КПД (коэффициент полезного действия) зачастую подменяется ИБД (изображением бурной деятельности), и если бы горе-проверяющие в дальнейшем в регрессном порядке платили из своего кошелька, такие просчеты были бы исключены.

Одновременно, та же Е.Н. Куриленко во время публичных обсуждений пыталась рекламировать продажу медицинских изделий (гигрометров) одной из коммерческих фирм. Это абсолютно недопустимо с позиции антикоррупционного законодательства.

Здесь возрастает роль юридической составляющей проверок.

Да, поэтому юрист должен визировать все документы проверки, начиная от приказа, акта проверки до протокола об административном правонарушении.

Беда еще и в том, что профессионалы не сильно стремятся на работу в органы федерального контроля и надзора из-за низкого денежного содержания госслужащих.

Может быть, откроете читателям «страшную тайну» чиновничьих доходов?

Рядовой специалист-эксперт получает чуть более 12000 рублей в месяц на руки со всеми надбавками к окладу. Выручают отпускные и квартальные премии. В целом же по году в пересчете на месяц – чуть более 25000 рублей. Это слезы.

В территориальном Росздравнадзоре новый руководитель врач-инфекционист Т.П. Маркина. Это обнадеживает?

Не могу оценивать врача-инфекциониста с профессиональной точки зрения. Во всяком случае, в Интернете есть самые различные отзывы о ее деятельности, как положительные, так и не очень. Однако, опыт в системе государственного управления практически отсутствует.

Татьяне Петровне придется поменять принципиальные подходы: отстаивать интересы в первую очередь больных, а не врачей, требовать неуклонного исполнения нормативных правовых актов, порой в ущерб позиции областного руководства здравоохранением. Здесь «дружбы» быть не должно.

Вникнуть в суть проблем, связанных с контролем реализации конституционных прав граждан в медицинской сфере, намного тяжелее, чем мебель в кабинете поменять, порисоваться с выступлением на очередном форуме, отчетик заблаговременно отправить.

Не уверен в том, что новый руководитель Росздравнадзора справится с поставленными задачами.

Сегодняшней власти нужны не столько эффективные по существу, инициативные управленцы, сколько послушные формалисты, «умеющие показать цифру». Управленческий гламур вытесняет содержание работы.

К сожалению, вы правы. Такой подход исключает поступательное развитие и медицины, и контрольно-надзорной системы, да и России в целом.

И все-таки, как вы оцениваете запрет для госслужащих предусмотренный подпунктом 10 пункта 1 статьи 17 Федерального Закона «О государственной гражданской службе Российской Федерации» на публичные высказывания, суждения и оценки, в то числе в СМИ в отношении деятельности государственных органов и их руководителей?

Сейчас шлют «рекомендации», стыдливо прикрывая их грифом «для служебного пользования», запрещающие государственным служащим выступать с публичной критикой органов власти и должностных лиц, одновременно используя безропотных специалистов на любых официозных мероприятиях от крестных ходов и митингов до футбольных матчей и концертов, принуждая «делать выборы».

Между тем, в соответствии со статьей 15 упомянутого вами закона, госслужащий обязан исполнять должностные обязанности в соответствии с должностным регламентом и не вправе исполнять данное ему неправомерное поручение.

Одновременно, Конституционный Суд Российской Федерации в своем постановлении от 30 июня 2011 года 14-П согласился с правом госслужащего на выражение своего мнения, когда нарушение публичным высказыванием возложенных на него ограничений обусловлено общественными интересами, а не достижением личных целей.

Конечно, если вы высказываете суждения и оценки, позиционируя себя в качестве госслужащего, то рискуете нарушить закон. Но кто вам мешает высказываться в качестве гражданина России, в частности избирателя?

Запретами на обсуждение и протесты проблем не решить.

В любом случае должна меняться не только власть, но и сознание людей.

You may also like...

Подпишитесь на новости!