Общество и власть: Если Россия поймет, что вы не с ней…?

Тема соотношения общества и государства стара как мир. К ней вольно или невольно приходится обращаться и когда государство увеличивает пенсионный возраст, и когда оно разгоняет протестующих общественников, и когда обществу навязывают конституционные изменения…

Вот читаю статью 11.1 Федерального Закона «О гражданстве Российской Федерации» о присяге лица, приобретающего гражданство Российской Федерации, и появляются вопросы.

Почему граждане по рождению присягу на верность России не приносят, а граждане по приобретению – обязаны? И в чем конституционно-правовой смысл самой присяги?

Почему помимо прямо указанных в законе вполне обоснованных исключениях из данного требования, от принесения присяги освобождаются и иные лица в соответствии с решениями Президента Российской Федерации?

Но особый интерес вызывает текст самой присяги, на первый взгляд не вызывающий возражений, но при внимательном прочтении побуждающий к серьезным раздумьям. Новоиспеченный гражданин России клянется:

«Соблюдать Конституцию и законодательство Российской Федерации, права и свободы ее граждан; исполнять обязанности гражданина Российской Федерации на благо государства и общества; защищать свободу и независимость Российской Федерации; быть верным России, уважать ее культуру, историю и традиции».

Давайте посмотрим на присягу во взаимосвязи базовых понятий — личность, общество и государство. Ведь, личность, вступающая в гражданство России клянется исполнять обязанности «на благо государства и общества».

Но, во-первых, почему же все-таки государство поставлено на первое место, и лишь затем упоминается общество. Ведь в соответствии со статьей 3 Конституции Российской Федерации носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ (читай – общество), который осуществляет свою власть непосредственно, а также через органы государственной власти и органы местного самоуправления. Не вызывает сомнений и выражение «благо общества», высшей ценностью которого являются человек, его права и свободы, признание, соблюдение и защита которых — обязанность государства (ст. 2 Конституции Российской Федерации».

Но, во-вторых,какое отдельное от блага общества может существовать «благо государства», требующее еще и ко всему прочему исполнения общественных обязанностей на это государственное благо у граждан России ? — вопрос конечно интересный.

Не должно быть у государства своего особого блага, отделенного от общественного. Вот ведь и высшее должностное лицо Президент России при вступлении в должность клянется «верно служить народу». Конечно, если к составляющим «блага государства» относить его суверенитет и независимость, безопасность и целостность, которые клянется защищать Президент России, то с этим тезисом можно было бы и согласиться. Только подмена понятий здесь не допустима. И суверенитет, и независимость, и безопасность и целостность – это то, что государство обязано обеспечивать, то есть это — его обязанности. А благо — экономический термин, иными словами то, что способно удовлетворять повседневные жизненные потребности людей, приносить людям пользу, доставлять удовольствие. Но в этом случае благо государства – это то, что способно удовлетворять повседневные жизненные потребности государства, приносить ему пользу, доставлять удовольствие, отличные от повседневных жизненных потребностей общества, его пользы, его удовольствия?

А ведь, на самом деле, вопрос о благе государства не так уж и прост, и уходит своими корнями в историческую доктрину народного суверенитета, находящую свое отражение в современности.

Суть доктрины народного суверенитета, разработанной в XVIII в. французским мыслителем Жан Жаком Руссо, заключается в верховенстве народа в государстве. Народ — единственный законный носитель власти, а также источник государственного суверенитета. Народный суверенитет отличен от суверенитета монарха (в любых его формах, включая пожизненного президента и т.д.), при котором властитель рассматривается не как член народа, а как индивидуальная личность — носитель суверенной (абсолютистской, самодержавной) государственной власти.

В современности доктрина народного суверенитета не только признана в мире, но является основой существования мирового сообщества, что отражено в ст. 21 Всеобщей декларации прав человека, в соответствии с которой воля народа должна быть основой власти правительства и находить своё выражение в периодических и не фальсифицированных выборах при всеобщем и равном избирательном праве и свободном голосовании. И не только. Доктрина народного суверенитета выражается в праве народов на неотъемлемый суверенитет над их естественными богатствами. Найдутся и другие примеры, свидетельствующие о приоритетности народного суверенитета. Существование государственного суверенитета не подлежит сомнению. Вот только определяться государственный суверенитет должен волей народа. И уж конечно, не может существовать никакого особого блага государства, отличного от народного. А раз так, то о нем не стоит говорить и вовсе. Но в тексте присяги оно упоминается, а следовательно именно так («оговорка по Фрейду»), как особое, и воспринимается нынешней властью

В сегодняшней России существует серьезное противоречие между суверенитетом (благом) народа и суверенитетом (благом) государства (заменившим традиционный суверенитет монарха). Самым ярким доказательством этого является по существу массовый обскурантизм (неучастие) значительной части общества во всех реально не всеобщих, не равных и не свободных выборах.

По существу признаваемое властной элитой особое благо государства на деле означает неограниченное разграбление России, в том числе ее «естественных богатств» посредством как правового (законы тоже обеспечивают в первую очередь государственное, но не общественное благо), так не правового (то есть коррупционного) механизмов, которые используются властью.

В своем безумном желании обеспечить свое собственное, отличное от общественного, государственное благо власть все больше дистанцируется от народа, все чаще игнорируя его жизнь в настоящем, забывая трагический опыт истории России.

Вот что писал  российскому императору Николаю II его нештатный советник, прекрасный аналитик, экономист, настоящий патриот России, небезразличный к ее настоящему и будущему титулярный советник Анатолий Алексеевич Клопов в конце января 1917 года: «В стране нет доверия к власти. У Вас же нет доверия к стране. Поймите же, Ваше Величество, что ждет Вас, а вместе с Вами и Россию, если страна придет к заключению, что Вы не с ней».

Да, было уже поздно…

Станислав Белышев

You may also like...

Подпишитесь на новости!