Как я сходил налево…

Некоторое время назад недалеко от мест моего обитания, на ржавом заборе появилась призывная надпись.

Посмотрев налево, можно было видеть многострадальное помещение  с адресом Бульвар 50-летия Октября, 9, откуда рано или поздно сбегали все арендаторы. Кто — из-за «тухлого» места, кто — из-за холода, ибо в здании бывшей общаги №1  БИТМа — БГТУ , на бумаге якобы снесенного (чтобы убрать из федеральной собственности универа), а по факту — кое-как переделанного в «элитный» жилой дом, много дыр и еле живое отопление…

Я знатный потребитель парикмахерских услуг, который в летнее время бреет голову, а в зимнее стрижет её под машинку. Видимо, в молодости запала в душу армейская мудрость на предмет того, что мужчина должен иметь короткую и аккуратную прическу. Но как бы там ни было , а когда тебе стригут машинкой голову ласковые женские руки, получается аккуратнее , чем если это ты делаешь сам. Кроме того, мне было интересно взглянуть на предпринимателя — оригинала, который в таком месте и в таком помещении рискнул открыть такой новый и необычный для Брянска бизнес как парикмахерская, да ещё по франшизе…  Ну и тяга к экзотике сыграла свою роль…

Освежив в памяти весь свой скудный запас японских слов и выражений, почерпнутый частично из фильмов , частично на занятиях карате, я смело шагнул налево.

Открыв дверь, я увидел мужика с аккуратно подстриженной бородкой и внешностью мастера педикюра, и уже хотел было развернуться, ибо желания, чтобы меня стригли ласковые мужские руки, не испытываю вообще, но тут меня остановил приветливый окрик «Ззздрасти, вы стричься?».

Я не знаю, почему в любой брянской парикмахерской клиента встречают именно этим вопросом. Раньше я невежливо отвечал на этот глубокомысленный вопрос вопросом: «А зачем ещё сюда ходят?», чем вгонял спрашивающих в ступор на пару минут, но от такого же вопроса в японской парикмахерской я растерялся и моё こんにちは(Konnichiwa) застряло у меня в горле…

Оценив обстановку, я увидел, что женщина заканчивает стричь маленького мальчика, а подозрительный мужчина всего лишь его отец. Собравшись с духом, и немного подождав, я все таки рискнул продолжить свой эксперимент и опустился в кресло, испуганно озираясь. Как-то не очень вы похожи на японцев, на всякий случай  поделился я сомнениями с парикмахершей.

«Гы….а вы чё ожидали — тут самурая увидеть?» — обрадовалась парикмахерша моей наивности. Потом, подумав, добавила: «Технологии у нас японские!».

Женщина с шиком достала моток японских одноразовых ошейников, которые надевают под парикмахерский набрюшник, но тут технологии страны Восходящего Солнца подкачали. Даже в предельно растянутом виде, японский ошейник на моей шее не застегивался. Ей пришлось , где то рыться и искать моток ошейников не такого благородного происхождения, но побольше, с чем она успешно справилась. Я хотел было  рассказать, что самураев я видеть тут никак не ожидал, ибо для них существовал запрет на многие виды деятельности, и не только  на занятия ремеслами. Например, самурай не мог заниматься деятельностью, которую сейчас называют банковской — давать деньги в рост (что считалось занятием подлецов). Самураям приходилось заботится о своей чести, а у банкиров , по их мнению, её не может быть по определению. В глубине души я надеялся увидеть миниатюрную японку в кимоно, которая бы приветливо поклонилась мне  и, семеня, крошечными ножками в деревянных сандаликах, проводила бы к месту стрижки, но что есть — то есть….

Тем временем приладив кое-как на меня ошейник и покрывало, женщина распечатала упакованную в целлофан расческу и взмахнув ею, как самурайским мечом, уставилась на мои волосы, только сейчас заметив, что их длина чуть больше сантиметра. Убедившись, что расческа в данном случае предмет, удручающий своей бесполезностью, парикмахерша спросила, что именно нужно сделать. Я помог ей выбрать самую маленькую насадку на машинку, и она приступила. Надо сказать, что получалось у неё очень неуклюже и неловко, видимо , парикмахеров тоже стали готовить на недельных курсах, как «фитнес-тренеров», но во-первых деваться уже было некуда, а во-вторых, я попадал в передряги и похлеще …

В девяностые годы я как-то раз очутился в Ярославле, где уважаемые люди повезли меня в самое крутое на тот момент место в городе,  только что открытый ЯПОНСКИЙ РЕСТОРАН, в помещении бывшего советского гастронома или чего-то подобного. На витринах были нарисованы крупные иероглифы. Ресторан действительно оказался шикарен по тогдашним меркам и с хорошей кухней, но особый японский колорит ему придавали цыгане, встречавшие гостей у входа песнями…

От нахлынувших японских воспоминаний меня отвлекла парикмахерша, приветливо и с размаху двинув машинкой в ухо. Я не стал возмущаться и оглашать окрестности воплями : «Хирохито -банзай!»,  как когда-то ранним туманным утром в Санкт-Петербурге, возвращаясь из бара «Пурга», и тихо и печально расплатился, попрощался и побрел в сторону дома…

Как выяснилось, главного «японца»- автора этого проекта, умело впаривающего его наивным провинциалам, зовут Ильназ Набиуллин…

Как говорится, если вы экстримал, то дело ваше, но лично я больше туда ни ногой. Думаю, даже при таком уровне сервиса прямо завтра они не закроются, будут ещё упираться, ведь до зимы, когда и клиенты, и работники там начнут околевать от холода, ещё далеко…

You may also like...

Подпишитесь на новости!