Доклад А.В. Лебедева на XVII-ой всероссийской научно-практической конференции МЧС

30-31 октября 2018 года в здании ВНИИ ГОЧС в Москве состоялась XVII всероссийская научно-практическая конференция МЧС по теме: «Проблемы прогнозирования чрезвычайных ситуаций». В министерстве МЧС нашли понимание и поддержку мои многочисленные статьи, опубликованные в Журнале Брянского Стрингера на тему недостатков в организации работы ГУ МЧС по вопросам защиты населения и территорий, мои предложения по улучшению работы всех органов по данному вопросу. В связи с чем руководство департамента гражданской защиты МЧС России и всероссийского центра мониторинга и прогнозирования чрезвычайных ситуаций МЧС (Центр «Антистихия») пригласили меня принять участие в работе конференции.
На конференции я выступил с докладом на тему : «Негативные последствия необъективности и некомпетентности в работе органов МЧС по вопросам прогнозирования и организации работы территориальных центров мониторинга и прогнозирования ЧС.

Предлагаю полный текст моего выступления:
Вчера я узнал, что на конференции в 2009 году, руководитель центра мониторинга Дальневосточного регионального центра Абанина С.С (в настоящее время заместитель центра «Антистихия») представил доклад, в котором он предсказывал возникновение проблем в работе центра мониторинга после появления ЦУКС. Мой доклад и доклад Абанина С.С. практически совпадают, при этом в моем докладе указаны уже возникшие конкретные факты и примеры. Учтите, один писал в Хабаровске, другой в Брянске. Такое совпадение можно объяснить тем, что у тех, кто любит мониторинг в себе, а не себя в мониторинге одинакова обеспокоенность за порученный участок работы и судьбу центров мониторинга.
Итак — в 2008 году между МЧС и руководителем Брянской области, как и в других областях, было подписано соглашение о передаче друг другу части своих полномочий в решении вопросов защиты населения и территорий от ЧС природного и техногенного характера, а так же организации аварийно-спасательных и других неотложных работ межмуниципального и регионального характера. На основании этого соглашения, не без помощи МЧС, в областях были ликвидированы Комитеты гражданской защиты и пожарной безопасности.
В 2012 году по настоянию МЧС в управление ГУ МЧС был передан Брянский пожарно-спасательный центр. Центром мониторинга стал руководить ЦУКС.
Кто защищает не вошедшие в соглашение от ЧС биолого-социального характера – НИ КТО, кто защищает от ЧС локального и муниципального характера – НИ КТО.
Поэтому я не однократно предупреждал и прогнозировал возникновение проблем в управлении при возникновении указанных ЧС.
Пример – летом 2018 года на Брянскую область обрушились сильные дожди с грозами и градом, были размыты и затоплены участки дорог, на улицах затруднено движение автомобилей, на рынке плавали фрукты, манекены, обувь и так далее, то есть произошел паводок, подпадающий в некоторых районах под классификацию ЧС. Жители пострадавших районов не увидели сотрудников МЧС в местах аварий и происшествий, не получили они и оповещение о создавшейся обстановке, не было о паводке ни слова и в оперативных сводках на сайте ГУ МЧС. Жители сами обменивались увиденным в соцсетях, выкладывали фотографии мест происшествий и предупреждали друг друга об опасностях на дорогах, ну и помогали друг другу в возникшей беде как могли. На мой запрос, почему ГУ МЧС осталось в стороне от данного происшествия, мне письменно ответили, что все действия, которые производились жителями в этот период – это все организовал ЦУКС.
Мой прогноз оправдался. Похожая ситуация была в фильме «Холодное лето 53-го» при беседе начальника станции и Лузгина после уничтожения бандитов.
Показуха и желание положительно выглядеть в лице вышестоящего руководства и окружающих захлестнула работников ГУ МЧС, в том числе работников ЦУКС.
Пример: — в оперативном ежедневном прогнозе использовали прогноз погоды не только переданный из территориального Гидрометцентра, но стали залезать в ячейки гидрометцента, оправдывая это необходимостью наглядного мультимедийного сопровождения. Пришлось доказывать, что прогноз это не кастинг, что органы МЧС несут ответственность за прогнозирование ЧС на основании прогноза погоды, в соответствии с заключенным договором, а не украденного с сайта хакерским способом;
— в прогнозе указывали о том, что на территории области завтра землетрясение не прогнозируется. Это еще одна очередная глупость. И оправдывалось это тем, что раз в 500 лет в Брянской области возможны землетрясения. Это так же относится и к прогнозированию экзогенной обстановки;
— в прогнозе писали, что на предстоящие сутки на территории трансграничных ЧС не прогнозируется. Долго доказывал, что трансграничных ЧС не существует.
Я много раз обращался в адрес руководства ГУ, ЦРЦ, МЧС с предложением убрать из ежедневного прогноза не достоверную информацию. Все структуры МЧС оправдывали это тем, что такую форму утвердили на верху, и далеко не с первого раза, но все же часть глупой информации из оперативного ежедневного прогноза убрали.
В настоящее время, я обратил внимание руководства на содержание ежедневных прогнозов, в которых пишут о том, завтра возможны лесные пожары с вероятностью 0.2, техногенные пожары с вероятностью 0.3, загорятся свалки твердых бытовых отходов с вероятностью 0.3 и так далее.
И этот прогноз отправляется каждый день в муниципальные районы и организации. Кому такой прогноз нужен, как реагировать на такой ежедневный прогноз, не отличающийся кроме погоды ни чем в течение длительного времени. Мое мнение — такие данные можно использовать в прогнозе на месяц, при прогнозе циклических ЧС, как напоминание о возможных ЧС в данный период.
Я привел в пример только некоторые пункты оперативного ежедневного прогноза. Самая главная проблема при составлении таких прогнозов то, что в работу центра мониторинга вторглись потусторонние силы в лице руководящего состава ЦУКС и больше всего настораживает то, что такие данные возникают при вмешательстве не компетентного руководства.
В период летнего пожароопасного сезона, информацию о горимости в Брянской области стали брать не только из 7 метеостанций областного гидрометцентра, но из сайтов лесников, детализируя до городского округа и приближенного района. Из существующих 27 муниципальных районов в ежедневном прогнозе информируют о классах пожароопасности для 33 муниципальных образований. При этом полностью отсутствует анализ возникновения лесных пожаров. Объявляют особый противопожарный режим при 5 классе горимости, хотя максимальное количество пожаров происходит при 3 классе, чуть меньше при 4 классе и не практически не бывает при 5 классе. Кстати между ГУ МЧС и Брянским гидрометцентром до сих пор нет соглашения о предоставлении специализированной информации, хотя в ГУ не раз заявляли о его наличии, ссылаясь на другой похожий договор, лукавят. Без специализированной информации невозможно подготовить своевременный, объективный прогноз.
На территории Брянской области объявляют месячник- сухая трава с 20 октября по 19 ноября. Через 2 дня начались сильные дожди. Совершенно не заметили, что почти полтора месяца как началась уборка зерновых. В течение этого времени стояла сухая жаркая погода и уже стерня представляла пожарную опасность. Нужно мониторить обстановку, изучать прогноз и учитывать предыдущие случаи пожаров. То есть необходимо осуществлять сбор данных, анализировать их и разрабатывать необходимые, здравомыслящие, своевременные предложения, а не делать из прогнозов новогоднюю елку.
Кроме того руководство ЦУКС в Брянске например перекрыло доступ Центру мониторинга к получению информации об авариях и происшествиях на объектах теплоснабжения, и электроснабжения. Поэтому база и банк данных об авариях, происшествиях и ЧС, в центре мониторинга почти ликвидированы.
По вопросу оповещения — раньше центр мониторинга занимался оповещением населения области, например об ухудшении погодных условий. Еще в 2007 году нами было замечено, что при скорости ветра от 18 метров в сек происходило падение деревьев и как следствие обрыв линий электропередач. Мы придумали, не нарушая приказ 632, передавать оперативное предупреждение об ухудшении погоды, оповещали население о возможных последствиях, причем на 2-3 дня.
В настоящее время оперативное и штормовое предупреждение ликвидировали под видом нарушения приказа 632. Поэтому при скорости ветра от 18 метров в сек передают экстренное предупреждение, что противоречит приказу 632. Кроме того в СМИ иногда передается желтый уровень опасности и они же (не ЦУКС а СМИ) предупреждают что возможны чрезвычайные ситуации. Некоторые СМИ узнав о желтом уровне пишут, что на территории области передано оперативное предупреждение. Ни кто не знает сколько всего уровней опасности, какого цвета и что они означают. В некоторых СМИ Брянска, я опубликовал это разъяснение. В итоге с оповещением в Брянской области в настоящее время происходит полная чехарда.
Особая роль центра мониторинга возрастает в период весеннего половодья. Центр мониторинга в этот период должен быть главной движущей силой, координатором, методистом, контролером и прочее. Когда этим занимается другие подразделения без центра мониторинга, то период весеннего половодья происходит так.
Пример работы ГУ и ЦУКС Брянской области в период половодья 2018 года:
— прогноза весеннего половодья не было. То, что озвучили количество (причем не точное) подтапливаемых районов и назвали цифру созданной группировки – это не прогноз;
— в распоряжении Губернатора области о подготовке к весеннему половодью в позапрошлом году были указаны 6 районов, в прошлом 10 районов, а в этом году 8 подтапливаемых районов. Непосредственно перед половодьем появилась цифра 22 подтапливаемых населенных пунктов. Что самое интересное, что не одна из этих цифр не является полностью достоверной.
— затрачено 15 миллионов на установку аппаратуры экстренного оповещения о резком подъеме уровня воды при увеличенном сбросе из водохранилища Смоленской АЭС. Забыли учесть то, что вода от данного водохранилища до Брянска идет семь дней, и даже при прорыве дамбы ущерба области не наносит.
— при подготовке к весеннему половодью были проведены заседания КЧС, тренировки, заслушивания, проверки готовности .
-ГУ торжественно доложили что, в этом году для работы в период весеннего половодья создали группировку в 6000 человек, в прошлом году она составляла 2600 человек.
— в главном управлении МЧС создали дополнительные посты для замера уровня воды (глупость и некомпетентность высшей пробы). Я им посоветовал для более точного измерения уровней воды дополнительные посты размещать одновременно на обоих берегах реки.
— кроме того был организован контроль за паводковой обстановкой при помощи беспилотников ГУ.
В ИТОГЕ — О НАЧАЛЕ ВЕСЕННЕГО ПОЛОВОДЬЯ В ГУ УЗНАЛИ ТОЛЬКО ЧЕРЕЗ НЕДЕЛЮ ПОСЛЕ ТОГО, КАК БЫЛИ ЗАТОПЛЕНЫ ПЕРВЫЕ НЕСКОЛЬКО ДОМОВ В ГОРОДЕ БРЯНСКЕ, И ТОЛЬКО ИЗ МОЕЙ СТАТЬИ ОПУБЛИКОВАННОЙ В СМИ. На мой запрос почему так произошло, письменно объяснили такую бестолковость тем, что их ни кто не проинформировал о начале паводка. Вот так происходит, когда центром мониторинга руководят не компетентные люди, но занимающие должности руководителей и заместителей ЦУКС.
К сожалению в работе органов МЧС укоренилось желание и стремление приукрашивать обстановку, занижать масштабы ЧС или не замечать их вовсе, изменять понятия и термины.
Например — когда вы пишете о том, что в период весеннего половодья в зону подтопления попадает определенного количество домов, обратите внимание на то, что согласно ГОСТУ термина зоны подтопления не существует. При этом есть понятие зона подтопления, которое означает зону находящуюся вокруг зоны затопления, но в ваших докладах жилые дома в зону затопления не попадают, а только в зону подтопления. Аналогично обращаю внимание на часто используемый в МЧС термин подтопления приусадебных участков. В энциклопедии указано, что в состав приусадебного участка входит – жилой дом, коровник, навес, уборная, погреб, хоздвор, компост, палисадник, плодовый сад, огород. Это все последствия показухи и желания приукрасить показатели в МЧС о не допущенных происшествиях. К этому же относится информация о лесных пожарах, в которой ГУ часто сообщает о том, ликвидирован локальный лесной пожар – такого понятия нет. Часто используется в МЧС информация о том, что при лесном пожаре горела только лесная подстилка. При низовых пожарах горит напочвенный покров и нижний ярус лесной растительности (мох, лишайник, трава, кустарнички, подрост, кустарники, валеж, опад, подстилка) – учите матчасть.
При работе в центре мониторинга мы не раз сталкивались с претензиями и замечаниями со стороны «умных должностных лиц». Нарушения были разными, например такие — дежурный специалист центра мониторинга в ежедневном прогнозе при прогнозировании грозы и града не указал предполагаемый размер градин и в каких трех районах области они выпадут; руководство центра мониторинга отказалось организовать проверку технического и противопожарного состояния гидропостов в период подготовки к весеннему половодью. Для справки, гидропост предназначен для замера уровня воды в реке и представляет собой бетонный столбик высотой около метра и диаметром 10 см. вмонтированный в землю на берегу реки; И подобное было далеко не один раз.
Руководители ЦУКС Брянской области, будучи наделенными безграничной властью и в соответствии со своим пониманием того, что в центре мониторинга делать особо не чего, используя свое служебное положение, определили, что например работнику центра мониторинга областной структуры, одному из двух находящихся в наличии, можно поручить работать в канцелярии федеральной структуры — в ЦУКС. Кроме того, что это является, мягко говоря, не дальновидностью и вредительством в отношении работы центра мониторинга со стороны руководства ЦУКС, так это еще является нарушением трудового кодекса, и такое происходит не в первый раз. Поэтому не стоит удивляться тому, что работа центра мониторинга в Брянской области почти полностью парализована.
То, что в отчетных документах и работе центров мониторинга появилось много бестолковости, не компетентности, откровенного вредительства и идиотизма нельзя обвинять тех руководителей ГУ и ЦУКС, кто координирует, контролирует, курирует и организует работу центра мониторинга. Они в этом не виноваты, они действуют в объеме своего понимания работы центра мониторинга при полном отсутствии знания роли, назначении и задачах центра мониторинга, и в зависимости от своего строения головы. Они не понимают, что своей деятельностью наносят вред работе системы мониторинга. А указать им на это, кроме меня, как оказалось не кому.
Я не отношусь к работникам, которые являются сторонними наблюдателями, которые только критикуют но, ни чего не предлагают в замен. Мы всегда вноси ли предложения об улучшении работы, не раз предлагали свои услуги при работе КЧС области. Нас бояться как черт ладана, меня не пускали раньше до участия в работе КЧС области, и уж тем более бояться видеть на заседаниях в настоящее время, в связи с тем, что можно услышать правду о не достоверных сведениях и недостатках при подготовке к циклическим ЧС.
Досадно становиться за то, что раньше все вышеперечисленное было создано, организовано, придумано, эффективно работало, приносило пользу населению области. И только в результате вмешательства в работу центра мониторинга руководства ГУ и ЦУКС, при полной их не компетентности, все стало разрушаться, ликвидироваться, становиться с ног на голову и получилось то, что получилось.
ИТОГ:
Обращаюсь к руководству министерства и лично к министру Е.Н.Зиничеву.
Уважаемый Евгений Николаевич!
— предлагаю основной целью реформирования МЧС считать то, что бы заставить главные управления реагировать на все происшествия, аварии, ЧС, а не подменять подготовкой сводок, докладов о работе по ликвидации аварий, происшествий, ЧС выполненных областными подразделениями, выдавая ее за свою. Пока в ГУ не редко стараются не замечать аварии, происшествия, ЧС, а подчас и скрывая их. Все перечисленное я не отношу к пожарным.
— работу центров мониторинга почти развалили некоторые не компетентные работники органов МЧС различных уровней, желающие показать свою значимость, но не имеющие понятия, что и зачем делает центр мониторинга. Центр «Антистихию» отодвинули в сторону от работы по организации защиты населения и территории от ЧС. Без центров мониторинга организовать и проводить эту работу не возможно. Переводя на военный язык, центры мониторинга в первую очередь проводят оценку обстановки, без которой невозможно принять правильные решения. Прошу Вас принять экстренные необходимые меры для восстановления работоспособности и былого величия центра Антистихия и территориальных центров мониторинга.
Центру Антистихии, если будет поддержка министерства, предлагаю мониторинговую власть и управление работой по прогнозированию взять в свои руки, вплоть до территориальных центров. И самое главное, не позволять кому бы то ни было вносить свои бестолковые коррективы в работу центров мониторинга и их документацию, убрать количество, но восстановить качество мониторинговой работы. Я со своей стороны готов к сотрудничеству с Вами в любой форме и в любое время.
Информация, указанная в докладе происходила не сегодня, а в течение нескольких последних лет.
Раньше когда я работал в центре мониторинга у нас был такой принцип: «работать нужно, так что бы после себя оставить след, а не запах».
Желаю всем того же.
Доклад закончил, благодарю за внимание.

Бывший начальник центра мониторинга и прогнозирования ЧС Брянской области     А.В.Лебедев

You may also like...