Любовь моя Армения

Путевые заметки.

Вот мы и в Армении. Наш Боинг совершил посадку в Гюмри (древнее название Кумайри, затем Александрополь в честь императрицы Александры Федоровны, потом Ленинакан). Раньше сюда летали Яки, теперь – Боинги. Россия теряет свою отечественную гражданскую авиацию. А межконтинентальные боевые ракеты с ядерными моторчиками в этом смысле слабое успокоение. Раньше из Брянского аэропорта можно было улететь в любую столицу союзной республики, а еще в Адлер, Анапу… И летали за сто двадцать рублей в оба конца (два взрослых по 25 рублей и детский – 10 рублей). А еще было более 30 (!) аэродромчиков и взлетно-посадочных полос на территории самой Брянской области. Но пришли перемены, оказавшиеся отменами, и из Брянского международного (?) аэропорта самолеты практически никуда не летают. Остались одни понты, да амбиции.

Армяне очень бойкий и экспрессивный народ. Обычно все пассажиры севшего лайнера ждут выхода команды воздушного судна, аплодируют и лишь затем не спеша начинают выбираться из самолета сами. Здесь все по-другому. Команда не успевает выйти, да и не торопится, а под дружные аплодисменты самолет покидают быстрые пассажиры-армяне. Их очень много. Они легко различимы… по носам. Армен, коренной москвич, повсюду сопровождающий нашу маленькую группу из восьми человек, замечает:

«Армения — маленькая страна почти 30 тысяч квадратных километров. А ваша Брянская область?»

— Почти 35 тысяч. –

«Вот видишь? А у нас еще и горы. Где нам жить? 3 миллиона в Армении (в Ереване 1 миллион) и 9 миллионов во всем мире (только в России по оценке до 2,5 миллионов, во Франции – 800 тысяч). Анекдот знаешь? Кто настоящий президент армян?»

Мы все вместе весело гогочем, но на пограничном контроле оказываемся в хвосте. Молодые погранцы парень и девушка, улыбаясь, машут нам руками: «Сюда к нам». Быстро отдают паспорта со штампами. Очередь не бунтует. С любопытством и доброжелательностью поглядывают на нас. Наверно наши вздернутые носы им кажутся не больно привлекательными. Здесь в Армении любят русских больше чем даже братья белорусы.

В обменнике армянин, не шибко говорящий по-русски, меняющий армянские драмы на рубли, держит в руках пластиковую бутылку с водой и показывает: «Не покупайте». Кто-то спрашивает: «Вода что ли неважная?». Армен парирует: «Вода — супер! Но зачем ее покупать, если ее, стекающей с гор и так даром хоть отбавляй? Что здесь, что в Ереване вода из фонтанчиков и кранов одинаково чистая» без хлорки. У нас в Брянске мы покупаем помпу или фильтруем воду, а когда–то в 60-х — не было даже графина, пили студеную артезианскую воду из под крана, удивляясь азиатским разносчикам воды. Теперь пресная вода стала глобальной мировой проблемой. В Армении этой проблемы нет.

Армения – страна небогатая. Советские жигуленки первых моделей сплошь и рядом даже в Ереване. Работают на газу. Газ – из России. Армянские сигареты в отличии от наших российских пахнут табаком.

Ленинанакан все еще не преодолел разрушительные последствия землетрясения 1988 года. Многие разрушенные здания еще не восстановлены до сих пор. Как будто это случилось вчера.

В другое время Россия с братскими народами помогли бы. Так это и было… в СССР. После 1991 года, когда Союз рухнул, помогать было уже некому. Но армяне, народ трудолюбивый и настойчивый, все восстановят. Не сомневаюсь. Как говорится, с божьей помощью.

Армяне исповедуют григорианскую веру. Это отдельное ответвление христианства – не католическое, ни православное, ни сектантское.

Легенда гласит: Жил да был в III в. Григорий Просветитель, проповедовавший христианство в Армении, которой тогда правил злобный царь Трдат III, бросивший просветителя в темницу.

Тем временем группа римских девушек-христианок во главе с наставницей Гаяне бежала в Армению, спасаясь от преследований императора Диоклетиана. Царь Трдат, очарованный красотой девы Рипсимии, пожелал взять её в жены, но встретив отказ, приказал предать всех 37 девушек мученической смерти.

Казнь дев вызвала у царя сильное душевное потрясение, которое привело к тяжёлому нервному заболеванию. Григорий, освобожденный из темницы, своими молитвами исцелил царя-ирода, который, придя, таким образом, к вере, объявил христианство религией государства.

История в общем похожая на историю другого русского ирода-князя Владимира. Оба огнем и мечом насаждали христианство, расправляясь с языческими святынями.

Один из них — языческий храм Гарни — до сих пор остается единственной античной реликвией Армении.

Женских монастырей в Армении практически нет. Монастыри исключительно мужские. Их много в разных живописных местах Армении – Агарцин, Гошаванк, пещерный монастырь Гегард, Севанаванк. Все они – уникальные древние сооружения. Григорианская церковь в Армении имеет свои абсолютно независимые от минобороны и подчиненные главе церкви католикосу военные формирования из боевых монахов, вооруженных мечами и автоматами. В Нагорном Карабахе четверо таких монахов в течении нескольких дней успешно сдерживали превосходящие силы противника – части регулярной азербайджанской армии (чем не «Грозовые ворота»?).

И без того маленькую Армению территориально буквально «обчистили» в двадцатом веке – Ленин в 1921 году подарил Мустафе Кемалю Ататюрку, основателю Турецкой республики, главную святыню Армении гору Арарат с двумя вершинами (Большой Арарат – 5165 м и Малый Арарат – 4365 м). Сталин после разделения Закавказской СФСР передал Нахичевань и Нагорный Карабах, населенные армянами, в состав Азербайджана. Складывалась новая историческая общность – Великий Советский народ. Всякие национальные мелочи в расчет не принимались. Только, народы, как свидетельствует история, не формируются по воле вождей.

Железная дорога Ереван — Баку зарастает травой.

Турецкий геноцид армян одно из самых страшных преступлений против человечества. Армяне, с которыми мне приходилось общаться, не озлоблены и сдержаны в оценках. Но их федаинские песни, посвященные герою народного ополчения Георгу Чаушу и полководцу Андронику, наполнены болью потерь и одновременно торжеством народа, сумевшего отстоять свою независимость, во многом благодаря поддержке со стороны России.

«Черная крепость» в Гюмри — одно из архитектурных напоминаний о русско-турецкой войне или как ее называют гюмрийцы «Сев гул» считается одной из главных исторических и архитектурных ценностей Гюмри. Для многих это символ второй столицы Армении.

Черная крепость решением правительства включена в список памятников республиканского значения, из-за этого судьба приватизированного несколько лет назад уникального строения все еще остается предметом дискуссий.

Коррупция и прихватизация паутиной опутывают Россию, Армению, планету в целом. Пауки коррупции – транснациональные корпорации и олигархические кланы не соизмеряют свои аппетиты с интересами отдельного человека и человечества в целом.

Короткая бескровная революция вынесла прочь из власти коррумпированного премьер- министра Саргсяна. «Мы просто остановили Армению на несколько дней, — вспоминает Ашот, сопровождающий нашу группу директор туристической фирмы из армянской столицы ,- шли на Ереван из Гюмри с нашими национальными песнями и плясками, слушали дудук. Полиция перешла на нашу сторону. Армия заявила о нейтралитете». Новый армянский премьер Пашинян из старых демократов. Он ничего не украл у своего народа. Все эти годы он жил со своим народом. Все видели, как и чем он живет». Мне хочется верить, что Армения сорвет с себя паутину коррупции. Я надеюсь, что хватит сил и у России.

Полицейские в Гюмри, в ответ на мою просьбу, с удовольствием позируют перед фотокамерой. «Они теперь все такие оптимистичные после ухода Саргсяна, вся страна ждет перемен», — говорит Ашот. «Мерси,- с благодарностью кидает он кому-то в телефон. Обычно так говорят армяне, пожившие какое-то время в Европе. После землетрясения Ашот уехал работать в Испанию. Теперь вернулся на Родину. «Однажды, — рассказывает Ашот, — «я проколол сразу два колеса, а запаска только одна. Двадцать машин остановились позади меня, все предлагают свои колеса. Я одному: «Твои же колеса не подходят к моей машине». А тот в ответ: «Все равно бери, потом отдашь». Такие вот армяне…

Неподалеку от Дилижана, рядом с армянскими селами мирно уживаются два русских села с молоканами, сосланными еще при Екатерине в Армению. Молокане не признают икон и креста, почитания святых, клира, не совершают крестного знамения, считают греховным употребление в пищу свинины и спиртного, табакокурение и употребление наркотиков. Встречаем огромного бородатого русского мужика Николая. У него двенадцать детей и семнадцать внуков. По-настоящему богатый человек. «Мы в Фиолетово, — размеренно по-русски, — говорит Николай, — с Тамбовской губернии, а недалече в Лермонтово еще и Саратовские притулились». В Лермонтово нас совершенно бесплатно угощают творожными блинчиками с травяным чаем и парным молоком.

«Крылья Татева» — самая длинная канатка в мире маятникового типа – 5752 метра – тянется над ущельем реки Воротан от села Алидзор до Татевского монастыря. «Уух! – восторженным хором выдыхают восьмидесятилетние немецкие пенсионеры, когда кабинка плавно минует очередную опору. Жаль, что наши российские нищие старички тем временем, сидят по лавочкам возле подъездов или вовсе пребывают в коме, улучшая статистические показатели продолжительности жизни в России.

В Гюмри — дом-музей Рафика Мктрчана («Кавказская пленница»).

В Дилижане — памятник, где они втроем — Е.Леонов, В.Кикабидзе и Ф.Мкртчан («Мимино»).

В Ереване — сказочная архитектура домов из серого, светло-темно-коричневого, розового и черного туфа. Памятник на одноименной площади академика А.Д. Сахарова (!) возле главной площади Республики, памятник советскому композитору Араму Хачатуряну…

Каменные стелы с крестами – армянские хачкары (дословно «крест-камень»)- архитектурные памятники и святыни. Всего на территории Армении насчитывается несколько тысяч хачкаров, и каждый отличается своим неповторимым узором, хотя и в едином стиле. Самые древние из них датируются IX–X веками. В Брянске в Лесных Сараях тоже стоит хачкар в память об армянах ушедших в последний путь с Брянской земли.

Когда основной источник пресной воды в Армении озеро Севан начинает сохнуть они по специальным каналам начинают сбрасывать в него воду из других водозаборов. Армяне поддерживают и сохраняют свою национальную святыню. Я купил своей внучке в подарок прозрачно голубую бусинку со дна Севана, как мне сказали. Ашот меня остудил: «Китайская подделка из стекла». Ну и пусть у Дашуньки будет китайская стеклянная бусинка с армянского озера Севан. Так даже забавнее.

Я карабкаюсь на южную вершину Арагаца (3879 м). Сильный ветер то и дело пытается сбросить меня с гребня. Я распластываюсь на каменной плите, прижимаясь щекой к холодному серому камню. Когда порывы ветра ослабевают, снова продвигаюсь вперед. Мне нужно достичь вершины, во что бы то ни стало. И обязательно вернуться. И поесть хаш на озере Кари. Где то неподалеку, по словам Ашота, одно из мест силы, которое находится здесь на Арагаце. В нем все по другому – ручьи текут снизу вверх, даже туристический автобус без помощи двигателя поднялся в гору. Я верю … в то, что армяне не лгут. Они лишь слагают легенды. Легенды не вырастают на пустом месте.

Наша группа улетает из Гюмри в Москву… Во мне звучит бессмертный голос Флоры Мартиросян «Ов, сирун, сирун» («О, красивая, красивая»), я слышу дудук. Я чувствую, как слезы застилают глаза. Я не хочу уезжать. Я обязательно вернусь к тебе, к твоим тайнам и загадкам, к твоему удивительному народу, любовь моя Армения.

Автор   фото  и текста   Белышев Станислав

You may also like...