Про Витю (80-ые — начало 90-х) …

Витя тренировался, надеюсь и тренируется, в силовых и борцовских залах много лет и почти все тяжелоатлеты и борцы его хорошо знают, отмечая как его большую силу, которая помогала ему найти выход из любых ситуаций, так и редкую, мягко говоря, дубовость . Все эти годы, сразу после армии, Витя честно служил ментом в вытрезвителе, дослужил до пенсии, и , хотя отличался добрым и бесхитростным нравом, слегка раздражал всех, даже своих высокоинтеллектуальных коллег постепенно ставшей легендарной бестолковостью.
Однажды, когда в вытрезвителе не было наплыва клиентов, его работники искали куда бы приложить всю мощь своих умственных и физических возможностей. Дело было зимой, на улице под -30 градусов и кому-то пришла мысль поспорить, что никто в такую погоду на улицу голым не выйдет. Тут Витя сказал, что если ему поставят ящик водки, то он не только выйдет на улицу, но и обежит в таком виде вокруг вытрезвителя. Сказано — сделано, об заклад побились. Витя разделся и побежал. Поняв, что ящик водки безвозвратно проигран, менты обозлились и заперли дверь изнутри. Витя честно обежал вокруг и попытался войти в дверь — не тут-то было. Стуча зубами и замерзая, еще не осознав всю отчаянность своего положения, Витя начал ломать дверь, она не поддавалась. Как говорит Задорнов: «чтобы стало ещё веселее», его коллеги на полном серьезе отзвонились на пульт дежурному и сообщили, что вытрезвитель подвергся нападению неизвестного маньяка и они держат оборону. Дежурный по тревоге поднял группу захвата. Прибывшая на автобусе группа, со всей решимостью приготовившаяся обезвреживать особо опасного преступника и узнавшая в голом, посиневшем, но тем не менее упорно продолжавшем ломать дверь человеке Витю, от хохота пороняла спецсредства и попадала с ног. Говорят даже, что за ложную тревогу, учитывая обстоятельства, никого не наказали. У ментов, что не говори, своеобразное чувство юмора.
В другой раз Витя, ездивший на работу на мотоцикле с коляской, пообещал после смены отвезти своего знакомого в район под Брянском, и тот пришел к нему на работу дожидаться, когда Витя отработает. Злобные менты, прознавшие про Витины планы, тихонько заперли до этого всегда открытые ворота на огромный замок с цепью, спрятали ключ и смотались сами. Территория вокруг здания, окруженная высоким забором из металлических прутьев, оказалась наглухо закрыта. Выбраться самому не составило бы труда, а мотоцикл? В отчаянье Витя обошел весь периметр — ни отверстий, ни выломанных прутьев, попытался сломать замок руками — не тут-то было, подходящих инструментов не нашлось. Тут Витя решил переправить мотоцикл через забор. Отвинтил коляску, подсадил знакомого на забор со словами : «Я тебе сейчас подам мотоцикл, а ты принимай». У Вити действительно хватило сил поднять «Урал»! и подать его вверх. К сожалению его знакомый не обладал такими физическими возможностями и , подхватив было мотоцикл, свалился вместе с ним Вите на голову. «Эх, ты!»- сказал Витя — «давай я залезу, а ты подашь». Но и этот вариант не пошел, не каждый может поднять мотоцикл. Но тем не менее Витя нашел выход и сдержал слово. Он голыми руками ! прорыл под забором лаз, через который вытащил и мотоцикл и коляску! В очередной раз Витины коллеги обломились, как и офицеры в областном ГАИ, которых Витя попросил помочь с оформлением машины. Тогда это было большой проблемой и очереди дожидались днями.
— Для тебя, Витя, все, что хочешь! — сказали Гаишники.
— А что с меня ?
— Да принесешь четыре банки пива и будем в расчете.
Баночное пиво только начало появляться, как и прочие блага капитализма, и видимо в тот момент олицетворяло в глазах ментов понятие «Круто», откуда им было знать, что Витя еще не успел приобщиться к благам цивилизации. Хотел бы я посмотреть на лица этих Гаишников, когда с искренней благодарностью и словами : «Спасибо, мужики!», Витя бухнул им на стол две авоськи с четырьмя трехлитровыми банками разливного пива … Когда они обрели дар речи, Витя уже ушел, а им ничего не осталось, как звать коллег и пить за Витино здоровье.

You may also like...